КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА 8 (800) 333-45-16 доб. 358
ЗАКАЗАТЬ СОСТАВЛЕНИЕ ИСКОВОГО ЗАЯВЛЕНИЯ

Правила описания проблемы и цена услуги составления Исковых заявлений в суд

Мы предлагаем Вам профессиональное написание исковых заявлений на  нужную Вам тематику, от Вас требуется сообщить Нам данные дела, а дальше  наши юристы напишут  профессиональное, без компромиссное  исковое заявление(заявление), полностью готовое для подачи в суд. Наши цены намного ниже конкурентов, а работа качественней. Мы не пишем исковые заявления если видим что дело не возможно выиграть. Только 100% результат.

Имейте в виду, что исковое заявление и приложение к исковому заявлению необходимо готовить по количеству участвующих лиц и все их направлять в суд, т.е. например если в суде участвует ответчик и третье лицо, в суд необходимо направлять 3 иска с приложениями - в Суд, ответчику и третьему лицу. Все экземпляры исков должны быть подписаны истцом.

Также все ходатайства и дополнительные письменные доказательства, которые будут предъявляться в суде необходимо готовить по количеству лиц участвующих в деле.

Категории исковых заявлений и цена их составления:

1. Особое производство

Юридические факты –  заявления об установлении факта работы, периодов работы, родственных  связей, принадлежности правоустанавливающих документов, признании недееспособным и наоборот и т.п. т.е. все что связанно с личными неимущественными правами и их установлением.
Стоимость составления 1000 рубл.

2. Исковые заявления.

а) Семейное право и трудовые взаимоотношения.
 Развод, определение место жительства  детей,  раздел имущества,  взыскание алиментов,  а так же увольнение, расторжение трудовых договоров и прочее.

Стоимость составления 800 рубл.

б) Земельные споры, жилищные споры. Все что связано с жильем и землей.

Стоимость составления  1200 рубл.

в)  Регрессные иски  вытекающие из приговора. Иски к налоговым и УПФ, взыскания ущерба, морального вреда, убытков,  иски к органам о защите чести,  иски о защите прав потребителей и тд.

Стоимость составления  2000 рубл.

Для заказа Искового заявления требуется заполнить контактные данные и максимально полно описать проблему(без указаний имен, адресов и названий)

Продолжить

Заполните ваши данные

refresh captcha

Заказ на составление искового заявления №

На вашу электронную почту отправлено письмо со ссылкой на страницу вашего заказа на сайте http://of-law.ru и способов оплаты услуг юриста.


Сегодня проконсультировано

4

человек
Сейчас на сайте

5

юристов и адвокатов

ВОЛШЕБНЫЕ СЛОВА: О ВНОВЬ ОТКРЫВШИХСЯ И НОВЫХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ

Материал подготовлен с использованием правовых актов
по состоянию на 11 февраля 2014 года

А. КИСЕЛЕВ

Киселев Алексей, юрист, Киров.

Пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам и новым обстоятельствам предусмотрен всеми процессуальными кодексами и является законной мерой преодоления принципа правовой определенности. Цель, преследуемая законодателем, несомненно, исправление последствий недобросовестности участников судопроизводства. А вот к юридической технике соответствующих статей Гражданского процессуального кодекса и Арбитражного процессуального кодекса имеются вопросы.

Статьи 392 ГПК РФ и 311 АПК РФ сформулированы практически идентично: формулировки вновь открывшихся обстоятельств и новых обстоятельств совпадают. Одинаково отнесены основания к новым и вновь открывшимся. Но насколько удачны именно такие формулировки?

КИТАЙСКАЯ ГРАМОТА

Для начала определимся с терминами. Под вновь открывшимися обстоятельствами АПК РФ и ГПК РФ понимают указанные в частях второй и третьей соответствующих статей и существовавшие на момент принятия судебного акта обстоятельства по делу. Под новыми - указанные в частях третьей и четвертой соответствующих статей, возникшие после принятия судебного акта, но имеющие существенное значение для правильного разрешения дела обстоятельства.
Само словосочетание "вновь открывшиеся" подразумевает, что обстоятельства имели место на момент разбирательства, сторона указывала на их существование, но ее доводы не были приняты. Также это может означать умышленное сокрытие обстоятельств, имеющих значение для дела. Слово "новые" предполагает несуществование важных для дела обстоятельств и их возникновение после вступления в силу решения (постановления).
Слово "обстоятельство" в юридической терминологии означает один из видов юридических фактов, с которым закон связывает возникновение, продолжение или прекращение правоотношений. Например, обстоятельством будут событие, состояние. Другим видом юридического факта признается акт, в форме действия или бездействия. В первом случае таковым является и судебный акт, распределивший права и обязанности участников спорных отношений.
Содержание вторых и третьих частей опровергает все вышеизложенное, заставляя нас по-новому подходить к известным понятиям права. Кроме того, порядок перечисления вновь открывшихся обстоятельств выглядит нелогичным: первые пункты должны быть третьими как наиболее абстрактно сконструированные. Так, согласно пункту 2 части 2 статьи 311 АПК РФ к вновь открывшимся обстоятельствам отнесены установленные вступившим в законную силу приговором суда фальсификация доказательства, заведомо ложное заключение эксперта, заведомо ложные показания свидетеля, заведомо неправильный перевод, которые повлекли за собой принятие незаконного или необоснованного судебного акта по данному делу. Пункт 3 этой же статьи относит к вновь открывшимся также установленные вступившим в законную силу приговором суда преступные деяния лица, участвующего в деле, или его представителя либо преступные деяния судьи, совершенные при рассмотрении данного дела. Что касается пункта 1, то, как указал Конституционный Суд РФ в Определении от 22.11.2012 N 2206-О по жалобе ООО "Бизон", ничто не мешает отнести к нему деяния, указанные в предыдущих пунктах и доказанные иными процессуальными документами, чем вступивший в силу судебный приговор.
На первый взгляд все правильно: недобросовестные действия сторон, суда, иных участников разбирательства объективно существовали на момент вынесения решения. Но вступление в силу судебного приговора имеет место явно после вступления в силу решения по рассматриваемому делу. Таким образом, законодатель сделал акцент на обстоятельственной части, т.е. на факте, скрытом недобросовестным участником спора или судом. Главное - нарушение закона, а не доказательство, которым выступает судебный акт, приговор. Но если главное - факт, то почему перечисленные в части 3 статьи 311 АПК РФ (часть 4 статьи 392 ГПК РФ) основания названы также обстоятельствами?! Содержащиеся в этих частях статей Кодексов основания - судебные акты, что в теории права вообще к обстоятельствам относить спорно. Тем более с точки зрения доказательственного права (напр., ст. 65 АПК РФ).
Спорность отнесения некоторых обстоятельств к новым просто очевидна: незаконность судебного акта арбитражного суда или суда общей юрисдикции либо постановления другого органа, послуживших основанием для принятия судебного акта по данному делу, неконституционность примененного в деле заявителя закона уже существовали на момент разбирательства, как и недействительность сделки, на основании которой вынесено решение. Другое дело, что доказательства нарушений получены позже.
Говоря о формулировках оснований, можно заметить, что при перестановке слов из новых обстоятельств, перечисленных в п. 1, 2, 3 части 3 статьи 311 АПК РФ (части 4 статьи 392 ГПК РФ), можно получить формулировки "вновь открывшихся" обстоятельств. Например, нарушение конституционных прав заявителя законом, примененным арбитражным судом (судом) в его деле, признанное Конституционным Судом Российской Федерации по его жалобе в связи с вынесенным по делу решением. Или недействительность сделки, которая повлекла за собой принятие незаконного или необоснованного судебного акта по данному делу, признанная вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда или суда общей юрисдикции.


В отношении п. 3 части 4 статьи 392 ГПК РФ можно также сказать, что она "забыла", что суды общей юрисдикции рассматривают споры не только из гражданских договоров, но и из трудовых. Хотя институт частичного признания трудового договора недействительным не существует в трудовом законодательстве, ничто не мешает стороне еще до вступления в силу решения по трудовому спору подать административную жалобу на длящееся нарушение применением его положений или принести сообщение об административном правонарушении как стороннему лицу. В случае установления факта нарушения и вступления в силу постановления органа власти или подтверждения его законности судом последнее должно рассматриваться как возможное основание для пересмотра решения против стороны, которое к тому моменту вступит в силу. Не истолкован расширительно данный пункт и Постановлением Пленума ВС РФ от 11.12.2012 N 31. Пленум Верховного Суда вообще запретил толковать основания для пересмотра расширительно (п. 8 Постановления), а также пересматривать дело в случае представления заявителем новых доказательств. В названном Постановлении содержится требование устанавливать причинно-следственные связи обстоятельств и исхода дела, стараясь исключить формальный подход.
Продолжая критику, перейдем к пунктам 4 и 5 части 3 статьи 311 АПК РФ (части 4 статьи 392 ГПК РФ). Пункт 4 предусматривает пересмотр постановления (решения) в случае установления Европейским судом по правам человека нарушения положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении арбитражным судом конкретного дела, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в Европейский суд по правам человека. Во-первых, решение Страсбургского суда является основанием для пересмотра тогда, когда заявитель продолжает испытывать негативные последствия решения российского суда. Во-вторых, даже это основание можно свести к двум вышеупоминавшимся. В первом случае, когда речь идет об установлении нарушения Конвенции или/и Протокола к ней на законодательном уровне, постановление ЕСПЧ можно приравнять к постановлению Конституционного Суда РФ о неконституционности нормы. Во втором случае, когда ЕСПЧ устанавливает нарушение судом положений Конвенции или/и Протокола к ней при правоприменении, что означает незаконность решения, если выявленное нарушение имеет причинно-следственную связь с исходом дела, данное событие можно приравнять к предусмотренному п. 1 части 2 статьи 311 АПК РФ (п. 1 ч. 3 ст. 392 ГПК РФ) основанию в его трактовке, данной Пленумом ВАС РФ в Постановлении от 30.06.2011 N 52. Иными словами, названное основание, закрепленное обоими Кодексами, также может быть трансформировано из нового во вновь открывшееся.
В вышеупомянутом Постановлении Пленума ВС РФ содержится еще одно немаловажное замечание, должное быть в самом Кодексе: об обстоятельствах, перечисленных в п. 1 - 3 части 3 статьи 392 ГПК РФ, заявитель не знает и не может знать. Но что значит "знать", тем более учитывая состязательность процесса? Предположим, что сторона является знающей тогда, когда у нее есть доказательства, на основании которых она утверждает или отрицает существование фактов и обстоятельств, обосновывающих ее требования и возражения. С этой позиции переконструирование новых обстоятельств во вновь открывшиеся также не лишено смысла, так как, например, незаконность судебного акта арбитражного суда или суда общей юрисдикции либо постановления другого органа, послуживших основанием для принятия судебного акта по данному делу, стороне не известна, хотя предполагается.
В результате наших наблюдений и экспериментов можно прийти к выводу об условности разделения обстоятельств на вновь открывшиеся и новые. Принцип правовой определенности требует, чтобы решение оставалось неизменным, но в случае выявления обстоятельств, предусмотренных п. 1 - 3 части 2 и п. 1 - 4 части 3 статьи 311 АПК РФ (п. 1 - 3 части 3 и п. 1 - 4 части 4 статьи 392 ГПК РФ), такое решение не должно считаться имеющим силу и порождающим правовые последствия, то есть лишиться статуса неопровержимости и тем более преюдициальной силы.

О ЧЕМ МОЛЧИТ КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РФ?

Собственно новое обстоятельство предусмотрено в пункте 5 части 3 статьи 311 АПК РФ и пункте 5 части 4 статьи 392 ГПК РФ. Согласно п. 5 ч. 3 ст. 311 АПК РФ таковым является определение либо изменение в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации или в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации практики применения правовой нормы, если в соответствующем акте Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации содержится указание на возможность пересмотра вступивших в законную силу судебных актов в силу данного обстоятельства. После объединения судов место ВАС РФ займет Верховный Суд РФ. Пленумы обеих высших инстанций в своих постановлениях сошлись на том, что данное основание возникает тогда, когда в документе, устанавливающем или изменяющем практику применения нормы, прямо предусмотрена его обратная сила. В этой связи напомним недавнее Постановление Конституционного Суда РФ от 23.12.2013 N 29-П, в котором Суд повторил, что требование прямо предусматривать обратную силу данного толкования вытекает из принципа правовой определенности, нарушенного в деле заявителя: суд апелляционной инстанции применил новое толкование закона к отношениям, которые на момент возникновения спора регулировались законом в прежнем толковании, при том что новому толкованию не было придано обратной силы. Как указал Конституционный Суд РФ в п. 5.2 Постановления, "в случаях, когда речь идет о сопоставлении одного официального судебного толкования нормы с другим, более новым ее толкованием при решении вопроса о том, какое из них применимо для установления наличия или отсутствия каких-либо прав или обязанностей сторон соответствующих правоотношений, необходимо исходить из конституционных принципов равенства и справедливости, а также требования формальной определенности норм, с тем чтобы избежать нарушения общих принципов правового регулирования и правоприменения, вытекающих из статей 1 (часть 1), 18, 19 (части 1 и 2), 46 (части 1 и 2) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации".
Наконец, зададимся вопросом: а может ли у Верховного Суда РФ или Высшего Арбитражного Суда РФ возникнуть обязанность придать толкованию обратную силу?
Представляется, что может. В тех случаях, когда практика определяется, то есть толкование дается впервые, высшей инстанции следует допускать, что нижестоящие суды до момента его официальной публикации могли применить норму в ее неконституционном толковании, хотя сама норма Конституции не противоречит. Это и влечет необходимость придания обратной силы постановлению Пленума. Особенно это актуально, когда норма касается конституционных прав.
Согласно норме о высшей юридической силе Конституции РФ федеральные законы не могут ей противоречить, что в свою очередь предполагает, что судебное толкование не может уводить закон из конституционного русла. Несмотря на то что исключение неконституционного толкования нормы, которая сама по себе Конституции России не противоречит, отнесено к компетенции Конституционного Суда РФ, официальное толкование норм материального и процессуального права все же является прерогативой соответственно Пленума ВАС РФ и Пленума ВС РФ (статья 125 Конституции РФ).
Как мы указали выше, это толкование не может делать закон неконституционным. Отсюда вытекает важность толкования норм права этими инстанциями, которое исключает казуальное неконституционное толкование и применение норм права. Напомним, что Конституционный Суд РФ, проверяя конституционность закона, учитывает не только буквальную формулировку, но и официальное толкование и сложившуюся практику применения (часть 2 статьи 74 ФКЗ от 21.07.1994 N 1-ФКЗ, в ред. от 05.04.2013, "О Конституционном Суде Российской Федерации").
Из изложенного следует обязанность Пленума ВАС РФ или Пленума ВС РФ придать обратную силу постановлению, которым утверждена практика применения нормы, имеющей конституционное значение. Вместе с тем подчеркнем, что Пленумы дают разъяснения тогда, когда нижестоящие суды просят об этом. По запросам судов и можно предположить наличие неконституционных толкований закона.
Итак, статьи обоих Кодексов, закрепляющие основания пересмотра и относящие обстоятельства к вновь открывшимся или новым, далеки от идеала, что осложняет их применение. Законодатель не только остановился на сомнительном варианте редакции в части разграничения новых и вновь открывшихся обстоятельств, но и забыл категорию трудовых споров в п. 2 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ, а также то, что Россия является участницей многих международных сообществ, в органы которых систематически направляются отчеты о состоянии законодательства. Например, не нашлось места последствиям признания норм социальных отраслей права несоответствующими духу и букве Европейской социальной хартии. Но, учитывая, что статья 392 ГПК РФ претерпела более сложную эволюцию, можно предположить, что она еще будет пересматриваться с позиций юридической техники.

__________________


Защитный код
Обновить

Курсы валют на 22.08.2018

USD
1
USD
67,178 -0,002
EUR
1
EUR
77,349 0,629
UAH
10
UAH
24,261 0,008
По данным: ЦБ РФ

 Партнерские ссылки

yromed.ruseo-sell.ruprobegi.ucoz.rumykrosovki.ruairkrossovka.ruphotoshop-help.ruskrutit-probegyromed.rumykrosovki.ru

 

Протокол об административном правонарушении: содержание и порядок составления
Протокол судебного заседания по уголовному делу Часть 1.
Дробление вкладов при банкротстве банков как злоупотребление правом
Рейтинг@Mail.ru