КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА 8 (800) 333-45-16 доб. 358
ЗАКАЗАТЬ СОСТАВЛЕНИЕ ИСКОВОГО ЗАЯВЛЕНИЯ

Правила описания проблемы и цена услуги составления Исковых заявлений в суд

Мы предлагаем Вам профессиональное написание исковых заявлений на  нужную Вам тематику, от Вас требуется сообщить Нам данные дела, а дальше  наши юристы напишут  профессиональное, без компромиссное  исковое заявление(заявление), полностью готовое для подачи в суд. Наши цены намного ниже конкурентов, а работа качественней. Мы не пишем исковые заявления если видим что дело не возможно выиграть. Только 100% результат.

Имейте в виду, что исковое заявление и приложение к исковому заявлению необходимо готовить по количеству участвующих лиц и все их направлять в суд, т.е. например если в суде участвует ответчик и третье лицо, в суд необходимо направлять 3 иска с приложениями - в Суд, ответчику и третьему лицу. Все экземпляры исков должны быть подписаны истцом.

Также все ходатайства и дополнительные письменные доказательства, которые будут предъявляться в суде необходимо готовить по количеству лиц участвующих в деле.

Категории исковых заявлений и цена их составления:

1. Особое производство

Юридические факты –  заявления об установлении факта работы, периодов работы, родственных  связей, принадлежности правоустанавливающих документов, признании недееспособным и наоборот и т.п. т.е. все что связанно с личными неимущественными правами и их установлением.
Стоимость составления 1000 рубл.

2. Исковые заявления.

а) Семейное право и трудовые взаимоотношения.
 Развод, определение место жительства  детей,  раздел имущества,  взыскание алиментов,  а так же увольнение, расторжение трудовых договоров и прочее.

Стоимость составления 800 рубл.

б) Земельные споры, жилищные споры. Все что связано с жильем и землей.

Стоимость составления  1200 рубл.

в)  Регрессные иски  вытекающие из приговора. Иски к налоговым и УПФ, взыскания ущерба, морального вреда, убытков,  иски к органам о защите чести,  иски о защите прав потребителей и тд.

Стоимость составления  2000 рубл.

Для заказа Искового заявления требуется заполнить контактные данные и максимально полно описать проблему(без указаний имен, адресов и названий)

Продолжить

Заполните ваши данные

refresh captcha

Заказ на составление искового заявления №

На вашу электронную почту отправлено письмо со ссылкой на страницу вашего заказа на сайте http://of-law.ru и способов оплаты услуг юриста.


Сегодня проконсультировано

110

человек
Сейчас на сайте

26

юристов и адвокатов

Проблемы защиты прав несовершеннолетних лиц при совершении сделок с жилыми помещениями

Карпухин Дмитрий, доцент кафедры административного и информационного права Финансового университета при Правительстве РФ.

Несовершеннолетние лица являются одной из самых социально незащищенных категорий населения российского общества. Гражданско-правовой оборот жилых помещений, получивший активное развитие с начала 90-х годов XX в., затронул несовершеннолетних лиц, которые в силу своего правового статуса не имеют возможности повлиять на решения своих родителей и иных законных представителей, которые, как показывает судебная практика, часто действуют в ущерб интересам детей, преследуя корыстные цели.

Процесс приватизации жилых помещений, в которых проживали несовершеннолетние лица, обусловил многочисленные обращения в судебные инстанции с исками о нарушении прав детей в ходе передачи жилых помещений в частную собственность. Высшая судебная инстанция России, проанализировав правоприменительную практику судебных решений по делам о приватизации жилых помещений, изложила ряд принципиально важных нормативных толкований норм Закона РФ "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации".


Так, Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 25 октября 1996 г. N 10 "Об изменении и дополнении некоторых постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации" (с последующими изменениями и дополнениями) были внесены изменения в редакцию пункта 7 Постановления Пленума от 24 августа 1993 г. N 8 "О некоторых вопросах применения судами Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" (в редакции Постановления Пленума от 21 декабря 1993 г. N 11), в соответствии с которыми отказ от участия в приватизации несовершеннолетних может быть осуществлен родителями и усыновителями несовершеннолетних, а также их опекунами и попечителями только с разрешения органов опеки и попечительства.


Следует отметить, что Верховный Суд РФ не оставил без внимания и проблему защиты жилищных прав несовершеннолетних лицами, претендующими на роль усыновителей.


Так, в пункте 7 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 апреля 2006 г. N 8 "О применении судами законодательства при рассмотрении дел об усыновлении (удочерении) детей" содержится разъяснение о том, что заявление лица, желающего усыновить ребенка, в соответствии с пунктом 1 статьи 125 СК РФ рассматривается в порядке особого производства по правилам, предусмотренным главой 29 ГПК РФ. Указанное лицо приобретает права законного представителя ребенка лишь в случае удовлетворения судом его просьбы об усыновлении ребенка и только после вступления решения в законную силу (часть 2 статьи 274 ГПК РФ). Следовательно, не могут быть рассмотрены одновременно с заявлением об усыновлении требования заявителя о защите имущественных прав ребенка, например права собственности ребенка на движимое и (или) недвижимое имущество, перешедшее ему в собственность по договору дарения, в порядке наследования либо приватизации жилья.


Таким образом, Верховный Суд РФ наделил органы опеки и попечительства дополнительной правоприменительной компетенцией при осуществлении приватизации жилых помещений, устранив тем самым существовавший пробел в законодательстве.


Одним из элементов правового механизма защиты прав несовершеннолетних лиц, проживающих в жилых помещениях, подлежащих отчуждению, являлись положения нормы, содержащейся в пункте 4 статьи 292 ГК РФ. В редакции Федерального закона от 15 мая 2001 года N 54-ФЗ она предусматривала, что отчуждение жилого помещения, в котором проживают несовершеннолетние, недееспособные или ограниченно дееспособные члены семьи собственника, если при этом затрагиваются права или охраняемые законом интересы указанных лиц, допускается с согласия органа опеки и попечительства.


Следует отметить, что положения указанной статьи ставили определенный правовой барьер на пути недобросовестных продавцов жилых помещений, стремившихся получить прибыль за счет ущемления интересов несовершеннолетних. Достоинством указанной нормы являлся ее универсальный характер, так как она распространялась на всех лиц, не достигших совершеннолетия и, кроме того, лиц, являвшихся членами семьи собственника и признанных недееспособными или ограниченно дееспособными. Кроме того, положения указанной статьи не могли быть применены к несовершеннолетним, недееспособным или ограниченно дееспособным членам семьи собственника в случае, если они являлись сособственниками продаваемого жилого помещения, то есть обладали им на праве общей совместной или общей долевой собственности.


Указанное толкование нормы содержалось в Определении Конституционного Суда РФ от 6 марта 2003 г. N 119-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Лазарева Владимира Ивановича на нарушение его конституционных прав положениями статей 28 и 292 Гражданского кодекса РФ". В нем, в частности, было установлено, что норма, содержащаяся в пункте 4 статьи 292 ГК Российской Федерации, в деле указанного гражданина не применялась и не могла быть применена, поскольку ею регламентируются отношения пользования жилым помещением членами семьи собственника, т.е. лицами, которые сами собственниками этого жилого помещения не являются.


Следует отметить, что если органы опеки и попечительства давали согласие на отчуждение квартиры, в которой проживали несовершеннолетние лица, то в соответствии с положениями письма Минобразования РФ от 9 июня 1999 года N 244/26-5 "О дополнительных мерах по защите прав несовершеннолетних" в случае выдачи органом опеки и попечительства предварительного разрешения на совершение сделки по продаже жилых помещений с приобретением жилья после его продажи (с последующим приобретением) в постановляющей части постановления (распоряжения) необходимо указывать, что продажа производится с обязательным приобретением жилой площади на имя несовершеннолетнего в случае, если он теряет долю собственности, или указывать, где он будет проживать в случае, если он является только членом семьи собственника. На этом основании оформлялся договор продажи жилого помещения с условием и с обязательным представлением копии договора в орган опеки и попечительства.


При всех достоинствах данного правового акта нельзя не обратить внимания на то обстоятельство, что последний является актом толкования права, но при этом содержит в себе нормативные предписания, адресованные заранее не определенному кругу лиц - потенциальным сторонам в сделках, и рассчитан на неоднократное применение. Следовательно, необходимо содержащиеся в нем положения возвести в ранг нормативных предписаний и отразить указанные положения в законе или подзаконном нормативном акте для придания более высокого - нормативно-правового - статуса содержащимся в нем положениям.


Федеральным законом от 30.12.2004 N 213-ФЗ была принята новая редакция пункта 4 статьи 292 ГК РФ, в соответствии с которой отчуждение жилого помещения, в котором проживают находящиеся под опекой или попечительством члены семьи собственника данного жилого помещения либо оставшиеся без родительского попечения несовершеннолетние члены семьи собственника (о чем известно органу опеки и попечительства), если при этом затрагиваются права или охраняемые законом интересы указанных лиц, допускается с согласия органа опеки и попечительства.


Как видно из содержания правового предписания, был сужен круг несовершеннолетних лиц, в отношении которых данная правовая норма подлежала применению. Исходя из ее буквального толкования, она распространялась в отношении не всех несовершеннолетних, а только тех, которые остались без родительского попечения, о чем известно органу опеки и попечительства. Следовательно, возникла возможность отчуждать жилые помещения, в которых проживали несовершеннолетние лица, не подпадавшие под указанную категорию лиц. В правоприменительной практике возник вопрос: не нарушаются ли указанной нормой права несовершеннолетних лиц, находящихся на попечении у родителей - собственников жилых помещений, которые были отчуждены без согласия органов опеки и попечительства?


Ответ на данный вопрос содержится в Постановлении от 8 июня 2010 г. N 13-П "По делу о проверке конституционности пункта 4 статьи 292 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданки В.В. Чадаевой".


Заявительница В.В. Чадаева, 1993 года рождения, с 1997 года проживала с родителями в квартире, принадлежавшей на праве собственности ее отцу. В 2007 году квартира была продана гражданину М.Я. Вельгану, который в свою очередь в 2008 году продал ее гражданке В.Е. Скорняковой.


Котласский городской суд Архангельской области, куда в интересах несовершеннолетней В.В. Чадаевой обратилась ее мать с иском о признании недействительными соответствующих договоров купли-продажи, решением от 3 февраля 2009 года, оставленным без изменения судом кассационной инстанции, отказал в удовлетворении указанных требований, признав несостоятельным довод истицы о нарушении ответчиками нормы пункта 4 статьи 292 ГК Российской Федерации и пояснив, что данная норма, действующая в редакции Федерального закона от 30 декабря 2004 года N 213-ФЗ, распространяется на несовершеннолетних членов семьи собственника, которые находятся под опекой или попечительством либо остались без родительского попечения (о чем известно органу опеки и попечительства), В.В. Чадаева же к таким лицам не относится.


Решением того же суда от 25 июня 2009 года, оставленным без изменения судом кассационной инстанции, были удовлетворены исковые требования В.Е. Скорняковой, заключившей договор купли-продажи спорной квартиры, о выселении несовершеннолетней В.В. Чадаевой из жилого помещения.


Предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации являлся пункт 4 статьи 292 ГК Российской Федерации в части, определяющей порядок отчуждения жилого помещения, в котором проживают несовершеннолетние члены семьи собственника данного жилого помещения, если при этом затрагиваются их права или охраняемые законом интересы.


Конституционный Суд РФ, проанализировав мотивы внесения изменения в содержание статьи 292 ГК РФ, отметил, что федеральный законодатель исходил из презумпции добросовестности родителей, действующих при отчуждении находящегося в их собственности жилого помещения с соблюдением прав и законных интересов своих несовершеннолетних детей, проживающих в этом жилом помещении, что не исключает вероятности отклонений от той социально оправданной модели поведения родителя - собственника жилого помещения, которая положена в основу определения прав и обязанностей участников соответствующих правоотношений. Следовательно, обеспечивая реализацию предписаний статей 45 и 46 Конституции Российской Федерации, гарантирующих государственную, в том числе судебную, защиту прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации, федеральный законодатель обязан установить такое регулирование, при котором права и законные интересы несовершеннолетних, нарушенные при отчуждении жилого помещения, в котором они проживают, подлежат судебной защите и восстановлению по основаниям и в процедурах, предусмотренных законом.


По смыслу статей 17 (часть 3), 38 (часть 2) и 40 (часть 1) Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьей 35 (часть 2) при отчуждении собственником жилого помещения, в котором проживает его несовершеннолетний ребенок, должен соблюдаться баланс прав и законных интересов последнего. Это, однако, не означает, что при определенном стечении жизненных обстоятельств жилищные условия ребенка в принципе не могут быть ухудшены, если родители предпринимают все необходимые меры к тому, чтобы минимизировать неизбежное ухудшение, в том числе обеспечив ребенку возможность пользования другим жилым помещением.


Нарушен или не нарушен баланс их прав и законных интересов - при наличии спора о праве - в конечном счете, по смыслу статей 46 и 118 (часть 1) Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 38 (часть 2) и 40 (часть 1), должен решать суд, который правомочен, в том числе с помощью гражданско-правовых компенсаторных или правовосстановительных механизмов, принудить родителя - собственника жилого помещения к надлежащему исполнению своих обязанностей, связанных с обеспечением несовершеннолетних детей жилищем, и тем самым к восстановлению их нарушенных прав или законных интересов.


Как отметил Конституционный Суд РФ, регулирование, установленное пунктом 4 статьи 292 ГК Российской Федерации, не позволяет реализовать указанные возможности обращения за судебной защитой и восстановлением прав несовершеннолетнего, нарушенных сделкой по отчуждению жилого помещения, собственником которого является его родитель, если несовершеннолетний не относится к категории находящихся под опекой или попечительством либо оставшихся без родительского попечения (о чем известно органу опеки и попечительства).


Правовая конструкция указанной нормы, по мнению Конституционного Суда РФ, не учитывает ситуации, при которой на момент отчуждения жилого помещения родительское попечение формально не прекращалось, но в силу тех или иных причин фактически не осуществлялось (о чем органу опеки и попечительства не было известно) или использовалось в ущерб несовершеннолетнему, так что в результате совершения сделки его права или охраняемые законом интересы оказались нарушенными. По буквальному смыслу пункта 4 статьи 292 ГК Российской Федерации законность сделки формально не ставится под сомнение даже в том случае, если будет установлено, что органу опеки и попечительства хотя и не было известно, но должно было быть известно, что несовершеннолетний на момент совершения сделки фактически не находился под родительским попечением.


Следовательно, пункт 4 статьи 292 ГК Российской Федерации не исключает возможности умаления уже сложившихся прав тех несовершеннолетних, которые формально не относятся к находящимся под опекой или попечительством или к оставшимся (по данным органа опеки и попечительства на момент совершения сделки) без родительского попечения, но либо фактически лишены его на момент совершения сделки по отчуждению жилого помещения, либо считаются находящимися на попечении родителей, при том, однако, что такая сделка - вопреки установленным законом обязанностям родителей - нарушает права и охраняемые законом интересы несовершеннолетнего.


На основании изложенного Конституционный Суд РФ пришел к выводу, что такое регулирование - в той мере, в какой оно допускает не сбалансированное с интересами несовершеннолетнего удовлетворение интересов родителя - собственника отчуждаемого жилого помещения и не исключает возможности его действий в ущерб правам и законным интересам несовершеннолетнего, не создавая при этом адекватного механизма их судебной защиты, - не согласуется с требованиями Конституции Российской Федерации об обязанностях родителей (статья 38, часть 2) и несоразмерно ограничивает гарантированные ею право на жилище и право на судебную защиту (статья 40, часть 1; статья 46, часть 1; статья 55, части 2 и 3).


Конституционный Суд РФ постановил:
- признать пункт 4 статьи 292 ГК Российской Федерации в части, определяющей порядок отчуждения жилого помещения, в котором проживают несовершеннолетние члены семьи собственника данного жилого помещения, если при этом затрагиваются их права или охраняемые законом интересы, не противоречащим Конституции Российской Федерации в той мере, в какой содержащееся в нем регулирование направлено на обеспечение гарантий прав несовершеннолетних;


- признать пункт 4 статьи 292 ГК Российской Федерации в части, определяющей порядок отчуждения жилого помещения, в котором проживают несовершеннолетние члены семьи собственника данного жилого помещения, если при этом затрагиваются их права или охраняемые законом интересы, не соответствующим Конституции Российской Федерации, ее статьям 38 (часть 2), 40 (часть 1), 46 (часть 1) и 55 (части 2 и 3), в той мере, в какой содержащееся в нем регулирование - по смыслу, придаваемому ему сложившейся правоприменительной практикой, - не позволяет при разрешении конкретных дел, связанных с отчуждением жилых помещений, в которых проживают несовершеннолетние, обеспечивать эффективную государственную, в том числе судебную, защиту прав тех из них, кто формально не отнесен к находящимся под опекой или попечительством или к оставшимся (по данным органа опеки и попечительства на момент совершения сделки) без родительского попечения, но либо фактически лишен его на момент совершения сделки по отчуждению жилого помещения, либо считается находящимся на попечении родителей, при том, однако, что такая сделка - вопреки установленным законом обязанностям родителей - нарушает права и охраняемые законом интересы несовершеннолетнего.


Таким образом, Конституционный Суд РФ вынес двоякое решение по положениям части 4 статьи 292 ГК РФ, оставив разрешение конкретных жизненных ситуаций на усмотрение судебных инстанций, которые должны тщательно анализировать каждый случай, связанный с продажей собственниками-родителями жилого помещения, в котором проживают несовершеннолетние лица, находящиеся на родительском попечении. При принятии решений необходимо учитывать баланс прав и интересов проживающих в жилом помещении лиц.


На основании изложенного можно сделать следующие выводы:
Во-первых, Верховный Суд РФ и Конституционный Суд РФ внесли свою лепту в формирование правового механизма защиты прав несовершеннолетних лиц при осуществлении приватизации и сделок с жилыми помещениями, связанными с их отчуждением. Изданные ими правовые акты ликвидировали существовавшие правовые пробелы, дали четкое толкование правовых предписаний, обозначили оценочные параметры для принятия последующих решений. Так, при совершении сделок с жильем важно учитывать, что положения пункта 4 статьи 292 ГК РФ распространяются только на несовершеннолетних лиц, не являющихся сособственниками отчуждаемого жилого помещения.


Во-вторых, анализ судебных актов показывает, что органы опеки и попечительства являются одним из главных элементов правового механизма защиты права несовершеннолетних при совершении сделок с жилыми помещениями, однако в силу новой редакции пункта 4 статьи 292 ГК РФ центр тяжести по защите прав несовершеннолетних лиц, находящихся на родительском попечении, был смещен в сторону судебных инстанций, так как в ряде случаев при совершении сделок с жильем нет необходимости обращаться в органы опеки и попечительства для получения согласия на совершение сделок с жильем.


В-третьих, вышеуказанное обстоятельство обусловило необходимость тщательного анализа судебными инстанциями конкретных жизненных обстоятельств совершения сделок, связанных с отчуждением жилых помещений, в которых проживают несовершеннолетние лица, с целью выяснения соблюдения баланса прав и интересов проживающих в жилом помещении лиц. Очевидно, что для объективности данного анализа следует учитывать ту жилую площадь, которую получили несовершеннолетние лица после фактического отчуждения жилого помещения.

__________________


Защитный код
Обновить

Протокол об административном правонарушении: содержание и порядок составления
Протокол судебного заседания по уголовному делу Часть 1.
Дробление вкладов при банкротстве банков как злоупотребление правом
Рейтинг@Mail.ru