КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА 8 (800) 333-45-16 доб. 358
ЗАКАЗАТЬ СОСТАВЛЕНИЕ ИСКОВОГО ЗАЯВЛЕНИЯ

Правила описания проблемы и цена услуги составления Исковых заявлений в суд

Мы предлагаем Вам профессиональное написание исковых заявлений на  нужную Вам тематику, от Вас требуется сообщить Нам данные дела, а дальше  наши юристы напишут  профессиональное, без компромиссное  исковое заявление(заявление), полностью готовое для подачи в суд. Наши цены намного ниже конкурентов, а работа качественней. Мы не пишем исковые заявления если видим что дело не возможно выиграть. Только 100% результат.

Имейте в виду, что исковое заявление и приложение к исковому заявлению необходимо готовить по количеству участвующих лиц и все их направлять в суд, т.е. например если в суде участвует ответчик и третье лицо, в суд необходимо направлять 3 иска с приложениями - в Суд, ответчику и третьему лицу. Все экземпляры исков должны быть подписаны истцом.

Также все ходатайства и дополнительные письменные доказательства, которые будут предъявляться в суде необходимо готовить по количеству лиц участвующих в деле.

Категории исковых заявлений и цена их составления:

1. Особое производство

Юридические факты –  заявления об установлении факта работы, периодов работы, родственных  связей, принадлежности правоустанавливающих документов, признании недееспособным и наоборот и т.п. т.е. все что связанно с личными неимущественными правами и их установлением.
Стоимость составления 1000 рубл.

2. Исковые заявления.

а) Семейное право и трудовые взаимоотношения.
 Развод, определение место жительства  детей,  раздел имущества,  взыскание алиментов,  а так же увольнение, расторжение трудовых договоров и прочее.

Стоимость составления 800 рубл.

б) Земельные споры, жилищные споры. Все что связано с жильем и землей.

Стоимость составления  1200 рубл.

в)  Регрессные иски  вытекающие из приговора. Иски к налоговым и УПФ, взыскания ущерба, морального вреда, убытков,  иски к органам о защите чести,  иски о защите прав потребителей и тд.

Стоимость составления  2000 рубл.

Для заказа Искового заявления требуется заполнить контактные данные и максимально полно описать проблему(без указаний имен, адресов и названий)

Продолжить

Заполните ваши данные

refresh captcha

Заказ на составление искового заявления №

На вашу электронную почту отправлено письмо со ссылкой на страницу вашего заказа на сайте http://of-law.ru и способов оплаты услуг юриста.


Сегодня проконсультировано

22

человек
Сейчас на сайте

30

юристов и адвокатов

Объединение Верховного и Высшего Арбитражного судов Российской Федерации и конфигурация судейского сообщества

Клеандров Михаил Иванович, судья Конституционного Суда РФ, член-корреспондент РАН.

Рассматривается целесообразность объединения Высшего Арбитражного Суда РФ и Верховного Суда РФ, обосновывается необходимость внесения ряда существенных изменений в организационную структуру судейского сообщества, показаны место и роль различных органов судейского сообщества в его конфигурации.

 

Принятие и реализация решения об объединении Верховного и Высшего Арбитражного Судов РФ повлекут серьезные изменения структуры судебной системы страны. При этом ряд принципиальных положений, касающихся судейского сообщества, останется без изменений, это: вхождение в судейское сообщество: автоматически после принесения судейской присяги всех действующих судей и судей, пребывающих в отставке; двухуровневая организация большинства органов судейского сообщества: уровень федеральный и уровень субъекта РФ, которые функционируют с весьма высокой степенью автономности; выборность "судьями из судей" всех органов судейского сообщества; организация работы органов судейского сообщества на началах судейского самоуправления; наличие у ряда органов судейского сообщества, причем обоих уровней, весьма серьезных, подчас эксклюзивных государственно-властных полномочий, закрепленных за ними федеральным законодательством, и т.д.


Следует отметить, что в целом судейское сообщество страны обладает столь внушительным набором системообразующих признаков, что его можно считать несколькозвенной системой, центром которой выступает высший орган судейского сообщества - Всероссийский съезд судей. Важно и то, что практически все органы судейского сообщества, обладая определенной правосубъектностью, не являются юридическими лицами, у них нет никакого своего имущества, а судьи, избранные в них, работают без какого-либо материального вознаграждения.


Однако основу формирования органов судейского сообщества, прежде всего вследствие объединения Верховного и Высшего Арбитражного Судов РФ, необходимо будет существенным образом скорректировать. Федеральный законодатель в этом вопросе последовательно придерживается следующего принципа: Всероссийский съезд судей, Совет судей РФ, Высшая экзаменационная комиссия по приему квалификационного экзамена на должность судьи и Высшая квалификационная коллегия судей РФ (далее - ВККС РФ), равно как и соответствующие органы в субъектах РФ, обязательно формируются по определенным законом квотам из судей как системы судов общей юрисдикции, так и системы арбитражных судов (а некоторые органы - и из судей конституционно-уставной ветви судебной власти). Причем в ВККС РФ судей названных систем судов должно быть поровну (плюс представители общественности и представитель Президента РФ, ко вхождению которых в состав ВККС РФ ни судьи, ни судейское сообщество в целом никакого отношения не имеют). Федеральным законом от 14 марта 2002 г. N 30-ФЗ "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации", а до его принятия - актами судейского сообщества, установлены принципы квотирования при формировании органов судейского сообщества с учетом обязательности представительства в них мировых судей, судей районных (городских), областных (иных субъектов РФ), военных, различного уровня звенности, арбитражных и других судов. Именно такой принцип главенствовал в системе судов общей юрисдикции до принятия названного Закона при комплектовании ВККС РФ и советов судей субъектов РФ, когда эти органы были в каждой из судебных систем отдельными, а не общими.


Поскольку в каждом без исключения органе судейского сообщества должны быть представлены по возможности все категории судей, имеет смысл рассмотреть возможность представления в них на квотной основе и судей от специализированных коллегий и судебных составов, специализирующихся на рассмотрении уголовных, гражданских, административных и иных дел и разрешении экономических споров. Сложность методики подобного квотирования состоит в том, что такая специализация внутри суда у судей в подавляющем большинстве случаев имеет непостоянный характер и перевод судьи из состава в состав, из коллегии в коллегию - это внутреннее дело самого судебного органа, его президиума, руководителя. Тем не менее такой дифференцированный подход может (и должен) быть применен лишь после дифференциации в уже апробированном режиме.


Изменения в механизме формирования органов судейского сообщества - это хотя и первоочередная, но не главная задача. Так, актуален вопрос о создании в нашей стране Высшего судебного совета. И хотя иногда его видят в качестве единого центра судебной власти, вместе с тем он "должен быть не судебным органом, а организационным идейно-интеллектуальным центром судебной власти. Этот орган будет призван вырабатывать единую судебную политику, разрешать споры о компетенции между различными подсистемами судов, обеспечивать единство судебной практики». Обозначенные функции Высшего судебного совета в связи с предстоящим объединением Верховного и Высшего Арбитражного Судов РФ утрачивают какое-либо значение, но сама идея не становится от этого излишней. Данный орган в принципе может стать одним из центральных органов судейского сообщества РФ при условии, что "судей, избранных судьями" в нем будет более половины. В подавляющем большинстве зарубежных государств, включая участников СНГ, такие органы существуют в качестве неотъемлемого элемента в государстве, руководствующемся законностью для достижения баланса между законодательной, исполнительной и судебной властью. Нередко их статус закреплен конституционно, в отдельных случаях им руководит непосредственно глава государства как гарант Конституции. Именуются они по-разному: Судебно-правовой совет, Совет правосудия, Высший совет правосудия, Судебный совет, Высший судебный совет, Высший совет магистратуры, Совет юстиции, Высший совет юстиции, Национальный совет юстиции, Генеральный совет судебной власти, Национальный совет судебной системы и др., причем в некоторых государствах судьи, избранные в установленном порядке в такой орган, прикомандировываются к нему на весь срок исполнения полномочий члена Совета либо их работа в названных органах стимулируется соответствующим снижением судебной нагрузки или дополнительно оплачивается. Такие органы зачастую создаются с собственным аппаратом и финансированием и предназначены для защиты независимости судебной системы в целом и отдельных судей; целью их деятельности является обеспечение решения следующих задач, которые должны быть выполнены предпочтительно самостоятельно или в сотрудничестве с другими органами: отбор и назначение судей, продвижение судей, аттестация судей, решение дисциплинарных и этических вопросов, подготовка судей, контроль и управление отдельным бюджетом, администрация и управление судами, защита репутации судей, предоставление мнений для других ветвей власти в государстве, сотрудничество с другими соответствующими органами на национальном, европейском и международном уровне и т.д.


Целесообразным представляется определенное переформатирование структуры Совета судей РФ. К настоящему времени он состоит из Президиума, секций и комиссий. Насчитывается три секции - судей судов общей юрисдикции, арбитражных судов и военных судов. Представляется правильным, если в составе Совета судей РФ также будет три секции, но в ином "наборе": судьи объединенных судов, судьи военных судов и судьи конституционных уставных судов.


Не исключено в будущем выделение из Совета судей РФ (и, соответственно, из советов судей субъектов РФ) секции этики (ее функций) и "развертывание" ее в самостоятельный двухуровневый орган судейского сообщества по причине все возрастающих в судейском сообществе роли и значения морально-нравственно-этических начал как в осуществлении непосредственного судопроизводства, так и в иных сферах жизнедеятельности судей. Этот орган смог бы регулярно проводить мониторинг состояния морального климата в судах, соблюдения судьями этических принципов в судебных процедурах (которые еще предстоит разработать); осуществлять производство по применению к судьям мер этической ответственности при совершении ими проступков, нарушающих Кодекс судейской этики (организационный механизм которого также еще предстоит разработать); "развернуть" и наполнить реальным содержанием явно недооцененный у нас институт судейской присяги и т.д.


Назрела потребность в обсуждении проблемы чрезмерной концентрации полномочий у такого значимого двухуровневого органа судейского сообщества, как ВККС РФ и квалификационные коллегии судей субъектов РФ (ККС), и "отпочкования" от него (с развертыванием в самостоятельные, также двухуровневые) новых узкоспециализированных органов судейского сообщества. Пример этого, и весьма успешный, есть: в июле 2011 г. от ККС (обоих уровней) была отделена экзаменационная комиссия по приему квалификационного экзамена на должность судьи.

 

Отделение и развертывание названных органов необходимы для реализации ряда функций. Так, значимой является функция приема от претендентов на занятие вакантной должности судьи документов, их изучение, анализ и проверка, запрашивание необходимых дополнительных материалов и т.д. Этим должна заниматься ККС, но по причине малочисленности ее аппарата и нехватки времени у членов ККС данная функция реализуется поверхностно. В результате на стол перед членами ККС на их заседаниях (с периодичностью раз в два месяца, общей продолжительностью каждого заседания - пять дней и ограничением времени рассмотрения кандидатуры каждого претендента - максимум полчаса) ложатся документы, представленные самим соискателем, почти без какой-либо их дополнительной, силами ККС, проверки. Настоящая же проверка, что не является секретом, проводится лишь Администрацией Президента РФ, куда поступают документы на кандидата в судьи для их утверждения Президентом РФ.


Данная функция должна осуществляться более эффективно. Для этого необходимо усилить при приеме на работу проверку на профпригодность кандидата быть именно судьей во всем диапазоне требований к этой должности (диагностировать наличие необходимых для судьи психофизиологических, морально-этических, нравственно-устойчивых, стрессоустойчивых, гипнозоустойчивых и других черт характера, свойств души, наклонностей конкретного кандидата, научиться их сопоставлять у нескольких претендентов на одну должность и разработать параметры определения победителя в конкурсе по этим характеристикам), не ограничиваясь лишь формальными "штампованными" характеристиками.


Таким образом, от ККС необходимо "отпочковать" и развернуть в качестве самостоятельного двухуровневого органа судейского сообщества качественно новый орган, аналога которого у нас не было, с условным наименованием "Комиссия по предварительному отбору претендентов на вакантные должности судьи". Результатом работы такой конкурсной комиссии было бы представление максимально укомплектованного пакета достоверных документов на каждого претендента в распоряжение соответствующей ККС; само же решение этой комиссии (как о передаче документов в части их комплектности, так и об отказе в такой передаче) должно иметь возможность быть подвергнутым судебному контролю.


Пока же совокупный организационно-правовой механизм отбора кандидатов в судьи и наделения их судейскими полномочиями далек от совершенства. Отсутствие закона о спецпроверке кандидатов в судьи (а такие законы есть во многих государствах, в том числе участниках СНГ) приводит к тому, что в судейский корпус могут проникать представители организованных преступных группировок, тоталитарных сект, готовые по указанию своего адепта вынести любое судебное решение, завзятые игроманы, способные поставить на кон судьбу любого находящегося в их производстве дела.


Также настоятельно необходим отдельный двухуровневый орган судейского сообщества, который бы предметно решал вопросы квалификационной аттестации судей. Сегодня ими занимается ККС (обоих уровней), но наряду со множеством иных вопросов; сам же институт квалификационной аттестации выродился в периодическое, практически автоматическое повышение квалификационного класса судьи после достижения им определенного стажа в прежнем классе, но в границах своей должности и уровня звенности суда, в котором он работает. Института же внеочередной аттестационной проверки судьи на соответствие тому квалификационному классу, в котором он пребывает, нет вообще, как и методики квалификационной оценки соответствия руководителя суда занимаемой им должности.


Имеют место примеры, когда у судей, зачастую проработавших длительное время на руководящих должностях, происходит не только профессиональная судейская деформация, но и деградация личности, в частности, в форме запредельной переоценки собственной значимости. Так, вдруг председатель суда начинает искренне полагать, что непосредственное осуществление правосудия для него унизительно, этим должны заниматься рядовые подчиненные ему судьи (и обращается по этому вопросу в Конституционный Суд РФ). Другой пример: председатель суда в целях борьбы с коррупцией в суде самостоятельно устанавливает микровидеокамеры для секретного слежения за судьями.


Вызывает определенные сомнения и вопросы сама идеология действующего механизма квалификационной оценки судьи и присвоения ему квалификационного класса. Во-первых, если мировой судья (или судья районного суда) по своей квалификации соответствует, например, первому квалификационному классу судьи, почему ему нельзя этот класс присвоить? Во-вторых, практически отсутствуют критерии, квалификационные признаки каждого квалификационного класса судьи, а именно по практическим профессиональным, теоретическим образовательным, общемировоззренческим, морально-нравственным и иным признакам. Еще сложнее обстоит дело с критериями квалификационной оценки деятельности руководителя суда: тут вообще нет никакой привязки к сопоставлениям и вопрос не может не решаться в сугубо индивидуальном порядке. Требуется своеобразный стандарт для каждого квалификационного класса судьи. В-третьих, если, например, судья третьего класса работает эффективно и безупречно, почему ему нельзя присвоить второй класс досрочно? Почему ККС (иной в будущем орган судейского сообщества, проводящий квалификационную аттестацию судьи) при присвоении аттестуемому судье очередного (тем более досрочно) квалификационного класса судьи не может порекомендовать при наличии очевидных оснований этого судью на должность председателя судебного состава, в руководство суда, где он работает, либо на должность судьи в вышестоящую судебную инстанцию (или в суд более высокого уровня звенности)? Наконец, почему в исключительных случаях судье нельзя при наличии веских оснований присвоить внеочередной квалификационный класс (перескочить ступень)?


Представляется, что чрезмерно "сгущены" полномочия ККС и в процедурах дисциплинарного производства в отношении судей, где ККС осуществляют функции: а) своеобразных органов дознания и предварительного следствия: обычно именно ККС проводят проверки по жалобам и заявлениям, поступившим к ним в отношении судей, причем по всему кругу "обвинений" без исключения, и по результатам проведенных ими проверок составляют своеобразные дисциплинарные "обвинительные заключения" при наличии на то оснований; б) своеобразного органа судебного следствия: именно ККС на своих заседаниях с участием "обвиняемого" в совершении дисциплинарного проступка судьи и других лиц проверяют, уточняют и подтверждают (либо отвергают), в том числе ими же (соответствующими членами ККС) составленные "обвинительные заключения", исключают из них некоторые эпизоды, корректируют отдельные пункты "обвинения" и т.п., т.е. решают вопросы о привлечении (непривлечении или отказе от привлечения) судьи к дисциплинарной ответственности; в) своеобразного судебного органа (в просторечии - "суда над судьями", выносящего судейский (не судебный) вердикт относительно меры дисциплинарного наказания): ККС выносят решение о применении установленной законом ответственности, в том числе в качестве крайней меры дисциплинарной ответственности - о досрочном прекращении полномочии судьи по так называемым компрометирующим (дискредитирующим) основаниям.


Важно при этом учесть, что каждая из названных функций ККС эксклюзивна: ее не может осуществлять ни один иной государственный или общественный орган, ни какое-либо должностное лицо. Не может ее осуществлять и любой другой орган судейского сообщества. Поэтому представляется чрезвычайно важным разделить функцию проверки сигнала (заявления, жалобы, иных материалов и т.д., в том числе опубликованных в СМИ) о допущенном судьей проступке - это и есть предварительное следствие, и функцию вынесения соответствующего решения на основе результатов данной проверки - это и есть судебное следствие и судебный вердикт.


Необходимо создать самостоятельный двухуровневый орган судейского сообщества, условно именуемый дисциплинарно-проверочным судейским комитетом, исключительно для проведения проверочных мероприятий относительно сигналов (материалов) о допущенном судьей дисциплинарном проступке. Итогом проверочных мероприятий по результатам проверок должно стать заключение этой структуры (а не принятие решения) о наложении на судью дисциплинарного взыскания либо об отсутствии (недостаточности и т.п.) оснований для привлечения его к дисциплинарной ответственности. И такая узкоспециализированная структура судейского сообщества должна действовать на основе и в соответствии с детальным, единым, регламентирующим весь ход проверки во всех вариантах нормативным актом, утвержденным (желательно) Всероссийским съездом судей.


Необходимо немедленно отделить от всей совокупности функций ККС функцию дисциплинарного "суда над судьями" и возложить ее на иную структуру (ее предстоит создать) - самостоятельный федеральный орган судейского сообщества (именно орган судейского сообщества, а не ныне существующий судебный орган - Дисциплинарное судебное присутствие), условно именуемый Дисциплинарной судейской коллегией (ДСК), для проведения на своем заседании своеобразного "судебного следствия" по материалам заключения дисциплинарно-проверочного судейского комитета и вынесения соответствующего решения о применении к провинившемуся судье конкретной санкции - дисциплинарной меры ответственности, адекватной совершенному судьей дисциплинарному проступку.

 

Само по себе решение об объединении Верховного и Высшего Арбитражного Судов РФ подталкивает к поиску ответа на давно наболевший вопрос: а разве нельзя теперь будет обеспечить разрешение экономических споров районными судами или, что еще лучше, мировыми судьями? Речь идет о мелких (по конкретным признакам) экономических спорах, в первую очередь тех, где истцами выступают малые субъекты экономической деятельности (малые предприятия, индивидуальные предприниматели без образования юридического лица и фермеры), которые дислоцируются за сотни километров от центров субъектов РФ, где расположено самое низовое звено нынешней арбитражно-судебной системы.


Положительный ответ на этот вопрос и поиск оптимальной модели судоустройства звена мировой юстиции, которое теперь должно будет рассматривать не только мелкие уголовные, административные и гражданские дела, но и разрешать мелкие экономические споры, ставят задачу обеспечения максимальной независимости этого звена - в институциональном, инстанционном, организационном, кадровом, материально-ресурсном и иных смыслах. Для этого требуется полное "отсечение" мировой юстиции от федеральной, ее отрыв не только от государственной и муниципальной властей, но от вертикали судебной власти.


Это возможно при условии кардинального усиления самоуправленческих начал судейского сообщества в звене мировой юстиции, при том что, как отмечается в литературе, в России сформировался свой, самостоятельный тип мировой юстиции. Ведь мировую юстицию можно в определенном смысле уподобить местному самоуправлению, которое, как это провозглашено ст. 12 Конституции РФ, в пределах своих полномочий самостоятельно, а его органы не входят в систему органов государственной власти. И не надо опасаться передачи в юрисдикцию мировых судей мелких экономических споров, разрешаемых сейчас арбитражными судами субъектов РФ, в частности в упрощенном порядке. Наш сегодняшний среднестатистический мировой судья - воистину универсал, разрешающий уголовные, гражданские, административные дела, и поэтому распространение его предметной юрисдикции на мелкие экономические споры в принципе не создаст трудностей ни в организационном плане (ряд судебных участков мировых судей потребуется попросту укрупнить), ни в законодательном, ни в психологическом. К тому же для такой "сводной" мировой юстиции не нужно создавать специальный уголовно-гражданско-административно-арбитражный процессуальный кодекс. В действующие УПК РФ, ГПК РФ, АПК РФ, КоАП РФ и в будущий кодекс административного судопроизводства потребуется включить нормы, согласно которым, к примеру, какие-то положения на мировую юстицию распространяться не будут, а какие-то будут применяться при их целесообразности или в определенных редакциях.

 

В плане инстанционности конструкция мировой юстиции должна выглядеть, по нашему мнению, следующим образом.


Первая инстанция - мировой судья, выбранный проживающими на его судебном участке гражданами ("миром избран, миру служу"). В юридической литературе подчеркивается: "...избрание мировых судей гражданами, проживающими на территории судебного участка, предполагает, что судья приобретает свой особый публично-правовой статус и властные полномочия в силу воли народа, а потому перед ним ответственен и ему подконтролен". Принципиально важно поручить организацию выборов мировых судей не судебной власти, не региональным или муниципальным властям, а Центризбиркому, его местным подразделениям.


Таким образом, первая инстанция мировой юстиции - это и есть мировой суд (судья с необходимым аппаратом), не зависящий от федеральных судов ни в организационном, ни в инстанционном плане, ни в вопросах материально-ресурсного обеспечения, которое для него должно обеспечивать специальное автономное подразделение Судебного департамента при Верховном Суде РФ.


Апелляционная и кассационная инстанции относительно судебных актов мировых судей также должны находиться в системе мировой юстиции (в организационном, инстанционном и процессуальном смыслах), и из ведения нынешних федеральных систем арбитражных судов и судов общей юрисдикции их нужно изъять. В данном случае будет иметь место определенный возврат к структуре, определенной Судебной реформой 1864 г. - тогда второй инстанцией в отношении решения мирового судьи был Съезд мировых судей мирового округа (по сути уезда). В настоящее время апелляционной инстанцией в системе мировой юстиции могла бы стать Апелляционная палата мировой юстиции конкретного района конкретной области (иного субъекта РФ), которую должны составлять все без исключения мировые судьи данного района (либо, как вариант, имеющие судейский стаж не менее трех лет). Механизм привлечения и осуществления ими в составе "тройки" (один раз в неделю, например в субботу) апелляционного судопроизводства должен быть автоматическим, на основе специальной компьютерной программы, с абсолютно случайной по персоналиям выборкой (учитывающей, конечно, случаи нахождения отдельных судей в отпусках и проч.) и обеспечивать максимально равномерное участие каждого из них в работе Апелляционной палаты. По приблизительным подсчетам каждому из мировых судей по такой схеме потребуется исполнять функции судьи апелляционной инстанции в среднем не чаще одного-двух дней в месяц.


Статья 51 разд. 1 "О мировых судьях и их съездах" книги первой "Общее учреждение судебных установлений" Учреждения судебных установлений - одного из центральных законодательных актов судебной реформы 1864 г., учрежденных Указом императора Александра II от 20 ноября 1864 г. "Об учреждении судебных установлений и о судебных уставах", гласит: "Съезды мировых судей собираются в назначенные сроки для окончательного решения дел, подлежащих мировому разбирательству, а также для рассмотрения, в кассационном порядке, просьб и протестов об отмене решений мировых судей". В современный период кассационной инстанцией в системе мировой юстиции могла бы стать Кассационная палата мировой юстиции конкретной области (иного субъекта РФ), которая должна формироваться также путем случайной автоматической выборки, но, поскольку кассационная инстанция работает только "по праву", а не "по факту", в нее должны входить более профессиональные судьи. Эта выборка должна ограничиваться мировыми судьями со стажем судейской работы, к примеру, не менее пяти лет (могут быть установлены и ограничения по квалификационному классу судьи и по иным параметрам).


Организационные вопросы, которые до того решались федеральной юстицией либо органами иных ветвей государственной власти, должны будут решаться в рамках самой мировой юстиции (это и будет передачей данных вопросов органам судейского сообщества), вопросы уровня района - районной конференцией мировых судей, вопросы уровня субъекта РФ - конференцией мировых судей соответствующего субъекта РФ. Многие вопросы лучше изначально урегулировать в соответствующих регламентирующих документах, принимаемых названными конференциями, например условия и порядок замещения одним мировым судьей другого на период отсутствия последнего; механизм проверки жалоб и заявлений на мировых судей в рамках дисциплинарного производства (но не принятия по ним решения) и др.

__________________


Защитный код
Обновить

Протокол об административном правонарушении: содержание и порядок составления
Протокол судебного заседания по уголовному делу Часть 1.
Дробление вкладов при банкротстве банков как злоупотребление правом
Рейтинг@Mail.ru